Все про неустойку.

Дата публикации 26 декабря 2017

Статья 330. Понятие неустойки Комментарий к статье 330 1. Статья 330 ГК РФ регулирует такой институт, как неустойка. Этот известный многим европейским правопорядкам со времен римского права институт, безусловно, не является мерой обеспечения, хотя ст. 330 ГК РФ и расположена в главе об обеспечении обязательств, а представляет собой санкцию за нарушение договора. 1.1. По своей природе эта санкция относится к общей категории мер договорной ответственности, на что, в частности, указывает и п. 2 данной статьи. 1.2. Неустойка может быть либо договорной, либо законной - в зависимости от источника установления неустойки. Договорная неустойка устанавливается соглашением сторон, в то время как законная - законом (подробнее см. комментарий к ст. 332 ГК РФ). Кроме того, в ряде случаев можно помыслить себе и неустойку, установленную в односторонней сделке (например, такая неустойка может быть зафиксирована в независимой гарантии на случай нарушения гарантом своих обязательств). К такой неустойке должны применяться правила о неустойке договорной. 1.3. Объектом обязательства по уплате неустойки в силу прямого указания в п. 1 ст. 330 ГК являются денежные средства. Если таким объектом по соглашению сторон является товар или иное имущество, то формально-юридически речь идет не о неустойке, а о непоименованном способе обеспечения (товарная неустойка). В то же время в силу сходства правоотношений к такой товарной неустойке подлежат применению по аналогии закона правила ГК о неустойке (об освобождении от уплаты такой неустойки в случае освобождения должника от ответственности, о зачетном соотношении с убытками, о праве суда снизить неустойку и т.п.) (п. 60 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.4. По форме неустойка може

Статья 330. Понятие неустойки

Комментарий к статье 330

  1. Статья 330 ГК РФ регулирует такой институт, как неустойка. Этот известный многим европейским правопорядкам со времен римского права институт, безусловно, не является мерой обеспечения, хотя ст. 330 ГК РФ и расположена в главе об обеспечении обязательств, а представляет собой санкцию за нарушение договора. 1.1. По своей природе эта санкция относится к общей категории мер договорной ответственности, на что, в частности, указывает и п. 2 данной статьи. 1.2. Неустойка может быть либо договорной, либо законной - в зависимости от источника установления неустойки. Договорная неустойка устанавливается соглашением сторон, в то время как законная - законом (подробнее см. комментарий к ст. 332 ГК РФ). Кроме того, в ряде случаев можно помыслить себе и неустойку, установленную в односторонней сделке (например, такая неустойка может быть зафиксирована в независимой гарантии на случай нарушения гарантом своих обязательств). К такой неустойке должны применяться правила о неустойке договорной. 1.3. Объектом обязательства по уплате неустойки в силу прямого указания в п. 1 ст. 330 ГК являются денежные средства. Если таким объектом по соглашению сторон является товар или иное имущество, то формально-юридически речь идет не о неустойке, а о непоименованном способе обеспечения (товарная неустойка). В то же время в силу сходства правоотношений к такой товарной неустойке подлежат применению по аналогии закона правила ГК о неустойке (об освобождении от уплаты такой неустойки в случае освобождения должника от ответственности, о зачетном соотношении с убытками, о праве суда снизить неустойку и т.п.) (п. 60 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.4. По форме неустойка может выражаться либо в виде фиксированного штрафа, либо в виде пеней, начисляемых за каждый день (неделю и т.п.) просрочки. При этом возможны и гибридные варианты. В частности, допускается установление пеней, ограниченных в начислении по сроку или сумме (например, пени за просрочку поставки товара в размере 0,1% в день, но не более чем 15% от цены непоставленного товара). В таком случае после окончания начисления пени мы имеем по сути штраф в фиксированном размере <1>.

    См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 23.03.2010 N 13144/09.

Также закон не запрещает установление неустойки в виде комбинации штрафа и пени, когда за просрочку в исполнении договор или закон устанавливают и фиксированный штраф за сам факт попадания должника в просрочку, и пени за каждый день просрочки. В таком случае мы по сути имеем неустойку, состоящую из двух элементов (штраф и пени) (п. 79 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.5. Следует различать неустойку, установленную за сам факт нарушения договора и имеющую своей основной целью покрытие убытков, вызванных таким нарушением, с одной стороны, и неустойку (обычно в виде фиксированного штрафа), установленную за срыв договора по вине должника и имеющую целью покрытие убытков кредитора, вызванных вынужденным расторжением договора, с другой стороны. В первом случае взыскание неустойки вполне сочетается с требованием реального исполнения и сохранением нарушенного обязательства. Во втором случае взыскание неустойки возможно только при расторжении договора кредитором и не может сочетаться с требованием реального исполнения <1>. Природа установленной в договоре неустойки и ее цели (покрытие потерь от нарушения или потерь от вынужденного расторжения договора) должны определяться судом на основании правил о толковании договора.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 12.02.2013 N 13585/12. 1.6. Обязательство по уплате неустойки является денежным обязательством, поставленным под условие нарушения договора. Поэтому допускается зачет неустойки и тела встречного долга , и новация неустойки в тело основного долга или отдельное заемное обязательство , и прекращение обязательства по уплате неустойки путем предоставления отступного, и уступка прав по взысканию неустойки отдельно от основного долга . Возможность прекращения обязательства по уплате неустойки новацией, предоставлением отступного или прощением долга ВС РФ подтвердил в п. 62 Постановления Пленума ВС РФ N 7. -------------------------------- Постановление Президиума ВАС РФ от 19.06.2012 N 1394/12. Пункт 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 103 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации". Пункт 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации". Спорным является вопрос о том, подлежат ли за невыплату неустойки уплате проценты годовые по ст. 395 ГК РФ. Ранее в практике ВАС РФ был отражен положительный ответ на этот вопрос: проценты годовые могли начисляться с момента вступления в силу решения суда о взыскании неустойки, определяющей правомерность ее начисления и ее точный размер . В то же время впоследствии в одном из определений Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ была занята обратная позиция . Более логичным представляется подход ВАС РФ. -------------------------------- Постановление Президиума ВАС РФ от 19.11.2013 N 6879/13. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15 августа 2016 года N 305-ЭС16-4576. 1.7. Если обеспеченное неустойкой в виде пени обязательство не исполнено к моменту подачи иска и кредитор обращается в суд с иском о присуждении к исполнению основного обязательства (например, о взыскании основного долга) и взыскании пени, он вправе требовать взыскания пени в точной сумме за период до подачи иска и одновременно в виде формулы за период после подачи иска и до фактического исполнения присуждаемого судом основного обязательства (п. 65 Постановления Пленума ВС РФ N 7). В этом случае окончательная калькуляция взысканной таким образом "на будущее" неустойки осуществляется банком, списывающим со счета ответчика основной долг на основании исполнительного листа, поступившего непосредственно от взыскателя, или в остальных случаях - приставами-исполнителями. Как отмечается в п. 65 Постановления Пленума ВС РФ N 7, "в случае неясности судебный пристав-исполнитель, иные лица, исполняющие судебный акт, вправе обратиться в суд за разъяснением его исполнения, в том числе по вопросу о том, какая именно сумма подлежит взысканию с должника". 1.8. В силу п. 65 Постановления Пленума ВС РФ N 7 при расчете пени в связи с просрочкой день фактического исполнения нарушенного обязательства, в частности день уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета неустойки. 1.9. В случае наличия в договоре условия о взыскании с должника в связи с нарушением им своих обязательств точной суммы, которое стороны обозначают как заранее оцененные убытки, суды должны по правилам толкования договора, предусмотренным в ст. 431 ГК РФ, квалифицировать такое условие в качестве договорной неустойки. В российском праве нет оснований для выделения заранее оцененных убытков в качестве некой самостоятельной санкции. 1.10. Судам также следует квалифицировать в качестве договорной неустойки любое условие договора, которое предусматривает на случай нарушения договора автоматическую коррекцию цены договора не в пользу нарушителя. К таким случаям, в частности, относятся условия об увеличении цены договора (в том числе процентов по займу (кредиту)) при просрочке плательщика. В п. 15 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" повышение процентов по кредиту в связи с просрочкой заемщика признано установлением в договоре меры ответственности в виде иного размера процентов по ст. 395 ГК РФ. Аналогичный подход закреплен и в п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре". Более правильным было бы считать это повышение процента по кредиту (займу) на заранее установленную величину договорной неустойкой. Впрочем, в силу того, что проценты годовые по ст. 395 ГК РФ являются по существу законной диспозитивной неустойкой, установление в договоре иного размера процентов является неустойкой договорной. Так что данное противоречие носит лишь видимый характер. Кроме того, к категории скрытых неустоек следует отнести и условие об уменьшении подлежащей уплате плательщиком цены при просрочке контрагента в исполнении встречного неденежного обязательства (в этом случае воля сторон была фактически направлена на установление пени за просрочку и автоматический зачет этих пени и основного встречного долга), условие о применении повышающего коэффициента к цене потребленной энергии при превышении установленных лимитов потребления , условие о лишении покупателя, нарушившего договор, предоставленной скидки за ранее отгруженные партии, а также условие о предоставлении скидки за отгруженный товар только при условии своевременной его оплаты и т.п. Все подобные условия, как бы они ни были выражены, по своей сути увеличивают финансовые обязательства должника в связи с нарушением им договора. Тот факт, что стороны не именуют эти положения договора неустойкой, сути не меняет, так как в гражданском праве квалификация тех или иных правовых феноменов осуществляется не на основе того, как стороны назвали этот феномен в своей сделке, а на основе анализа содержания соответствующего феномена. Если налицо все квалифицирующие признаки неустойки (возложение на должника дополнительного финансового бремени в связи с нарушением обязательства), мы имеем дело с неустойкой, и использованные сторонами приемы камуфлирования значения не имеют. -------------------------------- Постановление Президиума ВАС РФ от 08.12.2009 N 10313/09. 1.11. Неустойкой должно признаваться условие о присвоении пострадавшим от нарушения договора кредитором аванса (предоплаты) или его заранее определенной части в связи с таким нарушением или расторжением пострадавшей стороной нарушенного договора. Механизмом присвоения является зачет требования нарушителя договора о возврате ему аванса и подразумеваемого условия об уплате нарушителем договора штрафа. В судебной практике имеются примеры, когда суд признает это условие о присвоении аванса в случае расторжения договора по причине нарушения, допущенного плательщиком, особым способом покрытия убытков и указывает на то, что соответствующая сумма может быть правомерно присвоена только в размере, соответствующем фактическим убыткам кредитора . Такой подход вполне обоснован в отношении тех случаев, когда стороны в договоре согласовали право кредитора присвоить аванс в сумме, соответствующей его убыткам. Но там, где стороны согласовали присвоение аванса в полном или ином, заранее определенном размере в качестве санкции за нарушение договора (или последствие расторжения нарушенного договора), соответствующее условие следует рассматривать именно как договорную неустойку, реализуемую посредством зачета притязания кредитора на эту неустойку, с одной стороны, и встречного притязания нарушителя о возврате аванса, с другой стороны. В случае явной несоразмерности суммы присвоенного аванса размеру убытков и иных негативных последствий нарушения должник может потребовать возврата ему части такого аванса на основании ст. 333 ГК РФ и с учетом предусмотренных в данной статье особенностей и условий ее применения. -------------------------------- Постановление Президиума ВАС РФ от 06.12.2011 N 9860/11. 1.12. Иногда стороны привязывают автоматическую коррекцию цены не к факту нарушения договорного обязательства, а к формально правомерному поведению должника, но посредством такой коррекции пытаются подтолкнуть должника к тому или иному поведению. В ряде случаев результат, который достигается таким образом, практически идентичен тому, который имел бы место, если бы в договоре были закреплены обязательство и неустойка за его нарушение. Например, в договоре продажи контрольного пакета акций могут быть установлены обязанность продавца не конкурировать с компанией, акции которой он продал, в течение определенного срока и штраф в случае нарушения такой обязанности, но стороны могут пойти и по иному пути: не включать в договор обязательство не конкурировать, но предусмотреть, что в случае открытия продавцом конкурирующего бизнеса цена сделки снижается и часть цены, подлежащей уплате покупателем, погашается. Другой пример: вместо стандартного условия о неустойке за просрочку в оплате стороны могут согласовать длительный срок на оплату, предоставить плательщику право на досрочное исполнение и установить систему скидок на случай досрочного погашения долга. Оба случая чисто математически могут быть идентичны. Можно привести еще и такую иллюстрацию: в договоре вместо штрафа за поставку зерна более низкого сорта, чем предусмотрено в условиях о качестве товара, поставщику может быть предоставлено право выбора сортности поставляемого товара с разными ценами для тех или иных сортов. Во всех подобных случаях коррекция цены не привязана к факту нарушения и соответственно не соответствует одному из квалифицирующих признаков неустойки как меры ответственности, что с формальной точки зрения исключает квалификацию такого условия в качестве неустойки и применение соответствующих элементов правового режима неустойки (например, снижение судом по ст. 333 ГК РФ, освобождение от уплаты неустойки в случае отсутствия оснований для привлечения к ответственности по ст. 401 ГК РФ и т.п.). Это отчасти компенсируется тем, что факт отсутствия нарушения исключает возможность взыскания с должника убытков. Впрочем, если соответствующая коррекция цены достаточно существенна, вопрос о взыскании убытков может не быть актуальным. С одной стороны, вызывает некоторые сомнения тот факт, что столь нехитрыми приемами договорной техники стороны могут полностью исключить применение правового режима неустойки, обеспечивающего определенный баланс интересов стороны, но при этом достичь результата практически идентичного тому, который обычно достигается за счет обычного условия о неустойке. Право противится столь драматически разному отношению, по сути, к идентичным феноменам. С другой стороны, если суды начнут применять здесь доктрину притворных сделок и применять правила о неустойке, не зайдет ли право слишком далеко в ограничении свободы договора? Всегда ли можно четко определить, что стороны пытались действительно своим соглашением прикрыть свою истинную волю на установление неустойки? Эти вопросы пока в российском праве не имеют однозначного ответа. 1.13. Неустойка может быть установлена за нарушение любого договорного обязательства, а не только обязательства по осуществлению основного имущественного предоставления. В частности, неустойка может быть согласована за непредоставление банковской гарантии , уклонение от заключения основного договора на основании предварительного , нарушение правил безопасности дорожного движения при выполнении работ и т.п. Кроме того, неустойка может быть согласована и за нарушение кредиторской обязанности осуществить приемку или совершить иные действия, необходимые для обеспечения возможности для другой стороны исполнить свои обязательства. Также судебная практика признала возможным согласование неустойки за неправильное оформление отгрузочных разнарядок . Допустимо установление неустойки и за нарушение стороной своей обязанности внести предоплату или аванс, а также осуществить иную форму коммерческого кредитования . -------------------------------- Постановление Президиума ВАС РФ от 13.10.2011 N 5531/11. Постановление Президиума ВАС РФ от 12.02.2013 N 13585/12. Постановление Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 N 1488/13. Постановление Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 N 4231/14. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15.08.2016 N 305-ЭС16-4576. 1.14. В силу п. 67 Постановления Пленума ВС РФ N 7 "если договором установлена неустойка за неисполнение обязанностей, связанных с последствиями прекращения основного обязательства, то условие о неустойке сохраняет силу и после прекращения основного обязательства, возникшего на основании этого договора (пункт 3 статьи 329 ГК РФ)". Иначе говоря, в договоре можно договориться о неустойке, которую контрагент должен будет уплачивать в случае, если в результате расторжения договора он будет обязан вернуть то или иное имущество (например, предоплату). Такое условие "переживает" расторжение договора. 1.15. Недействительность соглашения, из которого возникло основное обязательство, по общему правилу влечет недействительность соглашений о мерах гражданско-правовой ответственности за нарушение этого обязательства, в том числе о неустойке. При этом соглашением сторон может быть предусмотрена неустойка на случай неисполнения обязанности по возврату имущества, полученного по недействительной сделке. Недействительность или незаключенность договора, в связи с которым заключено соглашение о такой неустойке, в том числе когда оно включено в договор в виде условия (оговорки), по смыслу п. 3 ст. 329 ГК РФ сами по себе не влекут недействительности или незаключенности условия о неустойке. При этом отдельное соглашение или включенное в текст договора условие о неустойке на случай неисполнения обязанности по возврату имущества, полученного по недействительной сделке, может быть признано недействительным по самостоятельному основанию (ст. ст. 168 - 179 ГК РФ). В таком случае указанное соглашение не влечет последствий, на которые оно было направлено. Эти разъяснения закреплены в п. 64 Постановления Пленума ВС РФ N 7. 1.16. В судебной практике отражен подход, согласно которому суд вправе отказать во взыскании пеней, начисленных за период просрочки в исполнении обязательства после того, как кредитор изъявил желание расторгнуть договор в связи с данной просрочкой, так как изъявление такого намерения сигнализирует об утрате кредитором интереса в получении реального исполнения, которое обеспечивается такой неустойкой. Исключение взыскания неустойки за данный период в такой ситуации происходит на основании правил ст. 10 ГК РФ, несмотря на то что формально договор расторгнут не был и в указанный период просрочка сохранялась . -------------------------------- Определение ВС РФ от 09.12.2014 N 305-ЭС14-3435. Обоснованность такого решения вызывает определенные сомнения. Неустойка в форме пени является не только инструментом стимулирования реального исполнения, но и механизмом возмещения убытков кредитора. Тот факт, что кредитор, не имеющий права на односторонний отказ от договора, предлагает должнику расторгнуть договор или подает иск о расторжении и выражает тем самым интерес в прекращении договора, не означает, что обязательство прекращено. Так как кредитор не может быть уверен в том, что должник согласится на расторжение или его иск о расторжении в будущем поддержит суд, кредитор вынужден исходить из действия договора и может продолжать нести убытки, вызванные просрочкой. Соответственно неустойка может покрывать его убытки такого рода. 1.17. Неустойка по денежному обязательству, выраженному в иностранной валюте, но подлежащему оплате в рублях по соответствующему курсу на момент оплаты, начисляется судом на сумму, определенную в иностранной валюте, указывается в этой валюте и взыскивается в рублях по правилам п. 2 ст. 317 ГК РФ . -------------------------------- Пункт 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 N 70 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации". 1.18. Неустойка в виде пени подлежит начислению за период, пока существует просроченное обязательство. Если обеспеченное должником обязательство прекращается в связи с тем, что договор расторгнут после некоторого периода, в течение которого должник находился в просрочке, кредитор после расторжения договора вправе требовать взыскания пени за период до расторжения договора (п. 66 Постановления Пленума ВС РФ N 7, п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35). Начисление таких пени возможно и после расторжения договора, если расторжение договора не прекращает ранее возникшее обязательство. В частности, пени продолжают течь до момента погашения арендатором долга по арендной плате и после того, как арендодатель правомерно расторг договор в силу того, что расторжение договора не прекращает обязательство арендатора по погашению ранее возникшего долга. В равной степени в случае уклонения арендатора от возврата предмета аренды после расторжения договора продолжают начисляться установленные в договоре пени за просрочку в возврате предмета аренды по окончании договора, так как расторжение договора не прекращает договорное обязательство арендатора по возврату предмета аренды, а лишь меняет его срок. Также при расторжении долгосрочного договора, исполняемого по частям или по периодам, неустойка будет начисляться и после расторжения договора на просроченный денежный долг, не затронутый эффектом расторжения (например, долг за отгруженную ранее партию, неоплата которой спровоцировала поставщика на расторжение договора на будущее). Кроме того, при расторжении договора кредита (займа) и досрочном истребовании суммы кредита (займа) установленные в договоре пени за просрочку в погашении кредита (займа) продолжают начисляться и после расторжения, так как досрочное истребование не прекращает обязательство заемщика, а лишь меняет срок его исполнения (п. п. 8 - 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35 "О последствиях расторжения договора", п. 66 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.19. В силу п. 68 Постановления Пленума ВС РФ N 7 "окончание срока действия договора не влечет прекращение всех обязательств по договору, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором (пункты 3, 4 статьи 425 ГК РФ)". Соответственно, если срок договора истек и обязательства, созревшие к этому моменту, в силу ст. 425 ГК РФ сохраняются, то продолжают начисляться и пени за их просрочку. Если же в силу специального указания в законе или договоре истечение срока действия договора прекращает обязательство, начисление пени также прекращается. 2. Так как неустойка является мерой ответственности, ее взыскание возможно, за исключением случаев, когда должник освобождается от ответственности по правилам ст. 401 ГК РФ. Поэтому если должник, не осуществляющий предпринимательскую деятельность, невиновен в нарушении, он не обязан платить неустойку. Лицо же, осуществляющее предпринимательскую деятельность, может быть освобождено от уплаты неустойки, если докажет наличие обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ). При этом положения п. 2 ст. 330 ГК РФ следует считать диспозитивными как минимум в отношении неустойки, подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность. Стороны могут договориться о том, что такой нарушитель договора будет обязан уплатить неустойку и в случае наличия обстоятельств непреодолимой силы. Этот вывод вытекает из того, что норма п. 3 ст. 401 ГК РФ об основаниях освобождения от ответственности лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, в силу прямого в ней указания является диспозитивной. Статья 331. Форма соглашения о неустойке Комментарий к статье 331 а) Положения данной статьи устанавливают строгую письменную форму соглашения о неустойке под страхом признания такого соглашения, не оформленного письменно, недействительным. Соответственно условие о неустойке должно быть инкорпорировано в текст договора-документа или оформлено в виде отдельного письменного соглашения и не может быть согласовано устно. По смыслу данной статьи устное соглашение о неустойке ничтожно (п. 63 Постановления Пленума ВС РФ N 7). При этом ничто не препятствует оформлению договора, содержащего условие о неустойке, или отдельного соглашения о неустойке по правилам ст. 434 ГК РФ (п. 63 Постановления Пленума ВС РФ N 7). б) В то же время, если соглашение о неустойке заключено устно, но должник уплачивал такую неустойку добровольно, последующая ссылка должника на ничтожность соглашения о неустойке в связи с несоблюдением формы может быть отвергнута судом по правилам п. 5 ст. 166 ГК РФ. Статья 332. Законная неустойка Комментарий к статье 332 1. Пункт 1 ст. 332, а равно п. 1 ст. 330 ГК РФ устанавливают возможность фиксации неустойки в законе. При этом в силу прямого указания в п. 1 ст. 330 ГК РФ речь идет о том, что неустойка может быть установлена именно законом, а не иным нормативным правовым актом. Это порождает вопрос о допустимости установления неустойки на уровне подзаконных нормативных актов (например, постановлений Правительства РФ). В историческом плане указание лишь на закон в ст. 332 ГК РФ имело целью противостоять распространенной в советскую эпоху практике фиксации неустоек в подзаконных актах. В то же время в современных условиях, видимо, нет большой необходимости толковать это положение закона от обратного и выводить из него принципиальную недопустимость установления неустойки на уровне подзаконных нормативных актов. Раз такая возможность прямо в ГК не исключена, и органы исполнительной власти имеют право регулировать любые вопросы договорных отношений, если это не вступает в противоречие с положениями ГК РФ или иных законов (п. 5 ст. 3 ГК РФ), видимо, следует признать допустимость установления подзаконной неустойки. Нет оснований в этом аспекте ограничивать правотворческий потенциал органов исполнительной власти, действующих в рамках компетенции, делегированной им законодательством. В судебной практике отражена позиция, согласно которой установление неустойки посредством издания подзаконного нормативного акта по общему правилу не допускается , но при этом возможно в случаях, когда соответствующий орган (Правительство РФ) при издании нормативного акта реализовывал полномочия по регулированию соответствующей сферы правоотношений, закрепленных за ним законом . -------------------------------- Решение Верховного Суда РФ от 30.06.1999 N ГКПИ99-491. Решение Верховного Суда РФ от 17.11.2009 N ГКПИ09-1381. К таким подзаконным неустойкам подлежат по аналогии применению правила настоящей статьи о неустойках законных. 2. Пункт 2 ст. 332 ГК РФ допускает право сторон своим соглашением увеличить размер неустойки, установленной в законе, если иное не предусмотрено соответствующим законом. Это проявление свободы договора признается и в судебной практике . При этом некоторые специальные законы могут блокировать право сторон увеличить размер законной неустойки. В случае с неустойкой, установленной в законе на случай нарушения потребителем потребительского договора, это со всей очевидностью следует из п. 1 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей". Кроме того, представляется, что в ряде случаев это блокирование права сторон повысить размер законной неустойки может вытекать не только из прямого указания в законе, но и из смысла соответствующей законодательной нормы и ее целей. Так, в частности, неустойки, установленные законом на случай нарушения договора явно слабой стороной договора, вряд ли могут быть повышены договором, даже если договор формально и не является потребительским. Например, в п. 61 Постановления Пленума ВС РФ N 7 указано на недопустимость повышения сторонами законной неустойки, установленной в п. 14 ст. 155 ЖК РФ для случаев несвоевременного внесения жильцами платы за жилые помещения и коммунальные услуги, несмотря на то, что в самой этой норме никакого прямого указания на невозможность повышения такой неустойки нет. -------------------------------- Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 31.03.2016 N 306-ЭС15-15659. 2.1. Из толкования данной нормы о праве сторон повысить уровень законной неустойки от обратного в российском праве традиционно выводится тезис о том, что у сторон нет права уменьшить размер такой неустойки. Это подтверждается и в п. 61 Постановления Пленума ВС РФ N 7. При этом, безусловно, закон, устанавливающий соответствующую законную неустойку, может прямо оговорить право сторон снизить размер законной неустойки. Статья 333. Уменьшение неустойки Комментарий к статье 333 1. Данная статья позволяет суду снижать неустойку в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения. Это правило характерно для многих европейских правопорядков и отражено в международных актах унификации частного права (п. 2 ст. III.-3:712 Модельных правил европейского частного права, ст. 7.4.13 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА). 1.1. Исходя из толкования п. 1 ст. 333 ГК РФ суд вправе уменьшить неустойку по собственной инициативе (ex officio), если должником, обязанным ее уплатить, является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность. В ситуации, когда таким должником является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, снижение неустойки возможно только по заявлению такого лица. ВС РФ уточнил смысл этих норм, указав, что правило о снижении неустойки исключительно на основе заявления должника распространяется и на те случаи, когда должником является некоммерческая организация, если нарушенное ею обязательство было связано с осуществлением такой организацией приносящей доход деятельности (п. 71 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.2. Согласно п. 71 Постановления Пленума ВС РФ N 7 в тех случаях, когда в силу ст. 333 ГК РФ допускается снижение неустойки по инициативе суда, последний должен вынести вопрос о соразмерности неустойки на обсуждение сторон (ст. 56 ГПК РФ; ст. 65 АПК РФ). При этом из смысла данного института вынесения на обсуждение следует, что суд не связан той позицией, которую может занять по данному вопросу должник. Даже если должник при обсуждении вопроса о соразмерности неустойки не выразит поддержку идее о несоразмерности неустойки (например, из-за своей неявки в суд), это не препятствует суду снизить неустойку, если из материалов дела ему становится очевидно, что неустойка явно несоразмерна. 1.3. Заявление о применении ст. 333 ГК РФ должно быть подано только в период рассмотрения дела в первой инстанции или судом апелляционной инстанции в случае, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (п. 72 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Если уменьшение неустойки допускается по инициативе суда, то вопрос о таком уменьшении может быть также поставлен на обсуждение сторон судом апелляционной инстанции независимо от перехода им к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (п. 72 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Основаниями для отмены в кассационном порядке судебного акта в части, касающейся уменьшения неустойки по правилам ст. 333 ГК РФ, могут являться нарушение или неправильное применение норм материального права, к которым, в частности, относятся нарушение требований п. 6 ст. 395 ГК РФ, когда сумма неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства снижена ниже предела, установленного п. 1 ст. 395 ГК РФ, или уменьшение неустойки при отсутствии заявления в случаях, установленных п. 1 ст. 333 ГК РФ (п. 72 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.4. Заявление ответчика о применении ст. 333 ГК РФ не может расцениваться как согласие ответчика с наличием долга перед истцом либо факта нарушения обязательства (п. 71 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Соответственно, ответчик может использовать ссылку на ст. 333 ГК РФ в качестве элемента "альтернативной аргументации", оспаривая, например, сам факт нарушения договора, но оговаривая при этом, что, если суд с ним не согласится в этом вопросе, неустойка в любом случае является несоразмерной. 1.5. Норма комментируемого пункта о том, что неустойка, подлежащая уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, может быть снижена только по его заявлению, должна применяться и тогда, когда такое лицо, не являясь ни коммерческой организацией, ни индивидуальным предпринимателем, выступает стороной договора, который носит сугубо предпринимательский характер по своей сути. Речь идет прежде всего о договорах, заключаемых физическими лицами, являющимися собственниками того или иного бизнеса (акционерами АО или участниками ООО), в связи с реализацией или отчуждением своих корпоративных прав, а также физическими лицами, приобретающими корпоративный контроль. Если, например, бизнесмен заключает соглашение участников ООО со своими партнерами, то, хотя он как сторона и не обладает формальным статусом лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, тем не менее речь идет о сделке, носящей сугубо коммерческий характер. Соответственно, патернализм, проявляемый законодателем в виде предоставления суду права снизить согласованную таким бизнесменом неустойку без его заявления, в подобных случаях абсолютно неоправдан. В то же время здесь следует учитывать весь комплекс обстоятельств. В конкретных случаях договор, хотя и направлен на распоряжение акциями или долей в ООО, может не носить предпринимательский характер для соответствующей стороны (например, при отчуждении наследником полученной им по наследству доли в ООО сразу после вступления в наследство). 1.6. Основанием для снижения неустойки является явное несоответствие ее размера последствиям нарушения договора. К последствиям нарушения договора относятся прежде всего убытки, возникающие у кредитора в связи с нарушением, и иные неблагоприятные последствия нарушения. В судебной практике отражены два подхода к решению вопроса об обстоятельствах, подлежащих учету при применении ст. 333 ГК РФ. Согласно первому из них ничто, кроме самих последствий нарушения, значения при определении соразмерности неустойки не имеет. В частности, не имеют правового значения доводы должника о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения; о неисполнении обязательств контрагентами должника как причине нарушения; о наличии задолженности перед другими кредиторами; о наложении ареста на денежные средства или иное имущество; о непоступлении денежных средств из бюджета; о добровольном погашении долга полностью или в части на день рассмотрения спора; о выполнении должником социально значимых функций; о наличии у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, процентов по договору займа); о том, что выплата неустойки в полном размере может повлечь неблагоприятные последствия для третьих лиц, не являющихся стороной данных правоотношений, и т.п. . -------------------------------- Обзор судебной практики ВС РФ за третий квартал 2012 г. (утв. Президиумом ВС РФ 26.12.2012), п. 73 Постановления Пленума ВС РФ N 7; Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 N 11680/10. Вместе с тем в практике высших судов ранее встречались и менее строгие указания. Так, согласно п. 42 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" при оценке соразмерности неустойки судом могут приниматься во внимание, в частности, обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.). Это разъяснение теперь отменено в связи с изданием Постановления Пленума ВС РФ N 7, но в свое время оно внесло значительную сумятицу в практику применения ст. 333 ГК РФ, открыв перед судами широкий простор для учета практически любых обстоятельств. В практике также долгое время было распространено снижение неустойки по причине превышения неустойкой суммы основной задолженности . -------------------------------- Постановления Президиума ВАС РФ от 24.06.1997 N 250/97; от 08.07.1997 N 1387/97; от 23.09.1997 N 402/97; от 03.02.1998 N 2423/96 и др. В то же время достаточно вольный подход к оценке соразмерности встречается и в более поздней практике высших судов. Так, согласно же Постановлению Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 N 12945/13 в качестве обоснования явной несоразмерности неустойки можно приводить в том числе доводы о чрезмерности санкций по сравнению с законной либо обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой. Кроме того, согласно п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств , суд, решая вопрос об уменьшении размера подлежащей взысканию неустойки, должен принимать во внимание конкретные обстоятельства дела, в частности соотношение сумм неустойки и основного долга; длительность неисполнения обязательства; соотношение процентной ставки с размерами ставки рефинансирования; недобросовестность действий кредитора, связанных с принятием мер по взысканию задолженности; имущественное положение должника; непринятие банком своевременных мер по взысканию кредитной задолженности; наличие на иждивении ответчика неработающей супруги и малолетнего ребенка. Наконец, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 N 5467/14 достаточным основанием для применения ст. 333 ГК РФ было признано то, что в договоре пеня за просрочку в выполнении работ была установлена в виде определенного процента от цены всего договора, а не просроченного этапа выполнения работ. -------------------------------- Утвержден Президиумом ВС РФ 22.05.2013. Более правильным является первый, более строгий и соответствующий букве ст. 333 ГК РФ подход. При оценке несоразмерности неустойки необходимо сопоставлять неустойку и убытки кредитора. Иные обстоятельства выступать в качестве достаточного основания для снижения неустойки по ст. 333 ГК РФ сами по себе не могут. В частности, неустойка в конкретных обстоятельствах может быть вполне соразмерной убыткам, даже если она выше размера долга. Привязка же пени к цене всего договора сама по себе ничего не говорит о соразмерности начисленной таким образом неустойки последствиям нарушения. В равной степени тот факт, что неустойка установлена договором на уровне, который значительно выше того, который обычно встречается в соглашениях такого рода, сам по себе не является достаточным основанием для снижения неустойки, так как в конкретной ситуации убытки кредитора могут быть вполне соразмерны такой необычно высокой неустойке. В то же время некоторые из указанных доводов (например, соотношение неустойки и размера долга, нестандартно высокий характер неустойки по сравнению с обычной договорной практикой и т.п.) могут приводиться должником в качестве аргументов в пользу несоразмерности неустойки и лечь в основу решения о снижении неустойки, но только если кредитор не приведет контраргументы о соразмерности такой неустойки реальным или обычно возникающим в такого рода случаях убыткам (см. комментарий 1.7 далее). 1.7. При этом тот факт, что должник нарушил договор умышленно и недобросовестно, имея все возможности исполнить обязательство, но цинично проигнорировав свои обязательства, может являться аргументом в пользу отказа суда от применения ст. 333 ГК РФ на основании п. 4 ст. 1 ГК РФ (никто не вправе извлекать выгоду из своего неправомерного и недобросовестного поведения). Этот подход пока в практике высших судов не отражен, но является разумным и справедливым. 1.8. Бремя доказывания несоразмерности неустойки лежит на должнике . При этом, так как должник, как правило, не владеет информацией о размере реальных убытков кредитора, бремя доказывания считается реализованным, если должник представит доказательства или аргументы в пользу того, что размер неустойки явно выше суммы убытков, которые обычно возникают в такого рода ситуациях и могли быть предвидимы. В судебной практике имеются примеры, когда суд снижает неустойку при абсолютной очевидности того, что нарушение договора не могло повлечь сколько-нибудь значительных убытков . -------------------------------- См.: Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 24.02.2015 N 5-КГ14-131, от 29.10.2013 N 8-КГ13-12, п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013); п. 73 Постановления Пленума ВС РФ N 7. Постановление Президиума ВАС от 01.07.2014 N 4231/14. Если должник привел такие доказательства и аргументы, бремя их опровержения переносится на кредитора. При этом кредитор с целью подтверждения соразмерности неустойки может как доказывать свои фактические убытки, так и опровергать доводы должника об обычно возникающих в случае таких нарушений убытках. Как указывается в п. 74 Постановления Пленума ВС РФ N 7, "возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков (пункт 1 статьи 330 ГК РФ), но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, например, указать на изменение средних показателей по рынку (процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.)". 1.9. При отсутствии оснований для привлечения должника к ответственности за нарушение обязательства суд отказывает в иске о взыскании неустойки на основании ст. 401 ГК РФ (п. 2 ст. 330 ГК РФ). Статья 333 ГК РФ применению в таких случаях не подлежит . -------------------------------- Пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 "О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 81). 1.10. Безакцептное списание кредитором неустойки со счета должника, а равно зачет суммы неустойки в счет суммы основного долга и (или) процентов не лишают должника права ставить вопрос о применении положений ст. 333 ГК РФ, например, путем предъявления самостоятельного требования о возврате излишне списанной суммы на основании правил о неосновательном обогащении (п. 79 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.11. Если подлежащая уплате неустойка перечислена должником добровольно, он не вправе требовать уменьшения ее суммы по ст. 333 ГК РФ, так как это противоречило бы принципу эстоппель и запрету на недобросовестное противоречивое поведение, вытекающим из положений п. 3 ст. 1 и п. 1 ст. 10 ГК РФ. Исключением является ситуация, когда перечисление неустойки не было фактически добровольным, в частности совершено под влиянием кредитора, злоупотребляющего своим доминирующим положением (п. 79 Постановления Пленума ВС РФ N 7). В такой ситуации должник, уплативший неустойку, может требовать ее возврата в соответствующей части по правилам о неосновательном обогащении. 1.12. Если кредитором заявлены требования о взыскании неустойки, установленной в договоре в виде штрафа за сам факт попадания в просрочку и одновременно пеней за каждый день такой просрочки, а должник просит уменьшить состоящую из этих двух элементов неустойку на основании ст. 333 ГК РФ, суд рассматривает вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств исходя из общей суммы штрафа и пеней (п. 80 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.13. При оценке судом соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать то, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (п. п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ). В связи с этим доказательствами обоснованности размера неустойки могут служить, в частности, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемых кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, либо платы по краткосрочным кредитам, выдаваемым физическим лицам, в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период. Эти разумные разъяснения закреплены в п. 75 Постановления Пленума ВС РФ N 7. При введении этих разъяснений ВС РФ, видимо, вполне осознанно не отменил положения п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 81. Согласно данному пункту при отсутствии в деле доказательств о средних ставках по кредитам суду следует считать нижним порогом снижения пени, установленной за просрочку денежного обязательства, двукратную величину ставки рефинансирования Банка России. Снижение неустойки ниже таким образом определенного порога снижения возможно только в исключительных случаях и не ниже однократного значения ставки рефинансирования. Системное толкование Постановления Пленума ВС РФ N 7 и этих разъяснений ВАС РФ от 2011 г. приводит к выводу, что как минимум для сугубо коммерческих споров и иных споров, рассматриваемых в системе арбитражных судов, нижним порогом снижения неустойки (за вычетом каких-то исключительных случаев) при отсутствии доказательств средних размеров ставок по кредитам будет являться двойная ставка рефинансирования ЦБ (с 2016 г. ключевая ставка ЦБ). 1.14. При этом ВС РФ закрепил четкое разъяснение, согласно которому снижение пени, установленной в договоре за просрочку в исполнении денежного обязательства, ниже ставки, определяемой по правилам п. 1 ст. 395 ГК РФ (с 1 августа 2016 года - ключевая ставка ЦБ РФ), в принципе не допускается (абз. 3 п. 72 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Ранее ВС РФ давал похожие разъяснения о недопустимости снижения пени ниже ставки рефинансирования . -------------------------------- См.: п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013). В то же время этот нижний предел не применяется к неустойкам, установленным за нарушение неденежного обязательства (п. 76 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.15. При взыскании судом пени на будущее, т.е. до фактического исполнения присужденного судом основного обязательства, снижение неустойки по ст. 333 ГК РФ осуществляется посредством снижения размера ставки такой неустойки. 1.16. Статья 333 ГК РФ подлежит применению в том числе и к законной неустойке (п. 78 Постановления Пленума ВС N 7). 1.17. Статья 333 ГК РФ подлежит применению по аналогии закона и к задатку. При взыскании двойной суммы задатка со стороны, ответственной за неисполнение договора, суд вправе по заявлению ответчика уменьшить половину указанной суммы в соответствии с положениями ст. 333 ГК РФ. Сторона, давшая задаток, также вправе ставить вопрос о применении в отношении суммы задатка, оставшегося у другой стороны, положений ст. 333 ГК РФ, в том числе путем предъявления самостоятельного требования о возврате излишне удерживаемого на основании правил о неосновательном обогащении (п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ N 81). 1.18. Статья 333 ГК РФ является императивной. Положения договора, ограничивающие право суда снизить неустойку, являются незаконными (п. 69 Постановления Пленума ВС РФ N 7). В равной степени не препятствует суду снизить неустойку и установление в договоре нижнего предела неустойки (п. 70 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Иначе говоря, стороны не могут ни заблокировать, ни так или иначе ограничить право суда снизить неустойку. 2. Пункт 2 ст. 333 ГК РФ устанавливает важное правило, согласно которому договорная неустойка, подлежащая взысканию с лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, может быть снижена только в исключительных случаях, если доказано, что взыскание такой неустойки будет влечь получение кредитором необоснованной выгоды. Тем самым законодатель хочет подчеркнуть, что суды должны дифференцировать патернализм и применять его в целях защиты интересов коммерсанта намного осторожнее и сдержаннее, чем в случаях взыскания договорной неустойки с лица, не осуществляющего предпринимательскую деятельность. Ключевое значение здесь имеет не фактор необоснованной выгоды (он, по сути, повторяет фактор несоразмерности, выражая его иными словами), а указание на исключительность снижения неустойки. Суд вправе снизить подобную неустойку, на уплату которой в случае своего нарушения при заключении договора добровольно согласился предприниматель, только при наличии крайне весомых дополнительных резонов. Это положение вытекает из конституционного статуса общего принципа свободы договора, а также из того, что предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск и должна быть защищена от активного вовлечения судов в оценку условий заключаемых коммерсантами договоров. Активное вмешательство судов в сферу автономии воли сторон сугубо коммерческого договора неоправданно и неконституционно. В конечном счете договорная неустойка есть просто одно из финансовых условий договора (такое же, как цена, скидки, комиссии и т.п.). Исключительность ситуации, позволяющая суду все же снижать договорную неустойку, подлежащую взысканию с лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, налицо, в частности, тогда, когда (а) явно несоразмерная неустойка была навязана слабой стороне договора (например, в ситуации ограниченной конкуренции, естественной или иной монополии) либо когда (б) размер неустойки вопиюще велик и выше всех разумных пределов настолько, что есть основания предполагать, что разумные предприниматели никогда бы не согласовали такой размер неустойки при отсутствии пороков воли и в условиях относительно равных переговорных позиций. Эти обстоятельства подлежат доказыванию должником. При этом суд, снижающий договорную неустойку в такой ситуации, обязан обосновать в решении, в чем состоит исключительность данного случая. Суд не может просто констатировать исключительность ситуации и снизить неустойку по правилам ст. 333 ГК РФ, не приводя конкретные обстоятельства дела, которые очевидно свидетельствуют об исключительности ситуации. Отсутствие такого обоснования является основанием для отмены принятого решения. 2.1. В силу п. 77 Постановления Пленума ВС РФ N 7 тот же ограничительный подход к снижению договорных неустоек применим к тем случаям, когда должником является некоммерческая организация, нарушившая договор, связанный с осуществлением ею приносящей доход деятельности. 2.2. Критерий исключительности должен применяться и тогда, когда должником является физическое лицо, но нарушенный договор по своей сути носит сугубо предпринимательский характер (см. комментарий 1.5 к настоящей статье). 2.3. Следует обратить внимание на то, что применительно к ситуации, когда речь идет о законной неустойке, подлежащей уплате коммерсантом, фактор исключительности законодателем не упомянут. Это вполне логично, так как такая неустойка не подкреплена принципом свободы договора. В то же время фактор исключительности вполне оправданно постулируется в отношении неустойки, установленной в потребительском законодательстве и подлежащей уплате в пользу потребителя . В данном случае этот фактор подкрепляется соображениями о необходимости дополнительного стимулирования коммерсантов к соблюдению прав потребителя. -------------------------------- Пункт 34 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей". 3. Согласно п. 3 ст. 333 ГК РФ положения данной статьи не затрагивают право должника требовать снижения размера неустойки по правилам ст. 404 ГК РФ (вина кредитора), а также право кредитора требовать возмещения убытков в соответствии с правилами ст. 394 ГК РФ. 3.1. Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон либо кредитор умышленно или по неосторожности способствовал увеличению суммы неустойки, размер ответственности должника может быть уменьшен судом в соответствии с положениями ст. 404 ГК РФ, а не по правилам ст. 333 ГК РФ (п. 81 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 3.2. В судебной практике ранее встречалась абсолютно неверная позиция, согласно которой неустойка в виде пени может быть снижена на основании совместного применения ст. 333 и ст. 404 ГК РФ в связи с тем, что кредитор долгое время не предъявлял должнику иск об исполнении обязательства и тем самым якобы сам способствовал возрастанию пени до соответствующего размера . С таким подходом ни в коей мере согласиться нельзя. Момент предъявления кредитором иска о взыскании долга никак не связан с последствиями нарушения обязательства и не может учитываться при применении ст. 333 ГК РФ. Также нет оснований для применения и ст. 404 ГК РФ: кредитор не может страдать от того, что он рассчитывал на добровольное погашение долга и шел на встречу должнику, воздерживаясь некоторое время от подачи иска в суд. В течение всего срока до момента подачи кредитором иска ничто не мешает должнику погасить долг в добровольном порядке. Соответственно, подача кредитором иска о взыскании долга (принуждении к исполнению иного нарушенного обязательства) в любой момент в пределах срока давности никак сама по себе не может влиять на объем ответственности ни по ст. 333, ни по ст. 404 ГК РФ в отношении неустойки, начисленной за период просрочки. В связи с этим уместным выглядит следующее разъяснение, содержащееся в п. 81 Постановления Пленума ВС РФ N 7: "Непредъявление кредитором в течение длительного времени после наступления срока исполнения о ичению размера неустойки". -------------------------------- См.: п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013). 3.3. В отношении права кредитора требовать возмещения убытков наряду со взысканием неустойки следует руководствоваться ст. 394 ГК РФ. Данная статья устанавливает по общему правилу зачетное соотношение убытков и неустойки, но допускает свободу сторон или право законодателя устанавливать иное соотношение убытков или неустойки: взыскание убытков в полной сумме поверх неустойки (штрафная неустойка), взыскание убытков или неустойки по выбору кредитора (альтернативная неустойка) или взыскание лишь неустойки без права требовать возмещения убытков за данное нарушение (исключительная неустойка).

т выражаться либо в виде фиксированного штрафа, либо в виде пеней, начисляемых за каждый день (неделю и т.п.) просрочки. При этом возможны и гибридные варианты. В частности, допускается установление пеней, ограниченных в начислении по сроку или сумме (например, пени за просрочку поставки товара в размере 0,1% в день, но не более чем 15% от цены непоставленного товара). В таком случае после окончания начисления пени мы имеем по сути штраф в фиксированном размере <1>. -------------------------------- <1> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 23.03.2010 N 13144/09. Также закон не запрещает установление неустойки в виде комбинации штрафа и пени, когда за просрочку в исполнении договор или закон устанавливают и фиксированный штраф за сам факт попадания должника в просрочку, и пени за каждый день просрочки. В таком случае мы по сути имеем неустойку, состоящую из двух элементов (штраф и пени) (п. 79 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.5. Следует различать неустойку, установленную за сам факт нарушения договора и имеющую своей основной целью покрытие убытков, вызванных таким нарушением, с одной стороны, и неустойку (обычно в виде фиксированного штрафа), установленную за срыв договора по вине должника и имеющую целью покрытие убытков кредитора, вызванных вынужденным расторжением договора, с другой стороны. В первом случае взыскание неустойки вполне сочетается с требованием реального исполнения и сохранением нарушенного обязательства. Во втором случае взыскание неустойки возможно только при расторжении договора кредитором и не может сочетаться с требованием реального исполнения <1>. Природа установленной в договоре неустойки и ее цели (покрытие потерь от нарушения или потерь от вынужденного расторжения договора) должны определяться судом на основании правил о толковании договора. -------------------------------- <1> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 12.02.2013 N 13585/12. 1.6. Обязательство по уплате неустойки является денежным обязательством, поставленным под условие нарушения договора. Поэтому допускается зачет неустойки и тела встречного долга <1>, и новация неустойки в тело основного долга или отдельное заемное обязательство <2>, и прекращение обязательства по уплате неустойки путем предоставления отступного, и уступка прав по взысканию неустойки отдельно от основного долга <3>. Возможность прекращения обязательства по уплате неустойки новацией, предоставлением отступного или прощением долга ВС РФ подтвердил в п. 62 Постановления Пленума ВС РФ N 7. -------------------------------- <1> Постановление Президиума ВАС РФ от 19.06.2012 N 1394/12. <2> Пункт 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 103 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации". <3> Пункт 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации". Спорным является вопрос о том, подлежат ли за невыплату неустойки уплате проценты годовые по ст. 395 ГК РФ. Ранее в практике ВАС РФ был отражен положительный ответ на этот вопрос: проценты годовые могли начисляться с момента вступления в силу решения суда о взыскании неустойки, определяющей правомерность ее начисления и ее точный размер <1>. В то же время впоследствии в одном из определений Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ была занята обратная позиция <2>. Более логичным представляется подход ВАС РФ. -------------------------------- <1> Постановление Президиума ВАС РФ от 19.11.2013 N 6879/13. <2> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15 августа 2016 года N 305-ЭС16-4576. 1.7. Если обеспеченное неустойкой в виде пени обязательство не исполнено к моменту подачи иска и кредитор обращается в суд с иском о присуждении к исполнению основного обязательства (например, о взыскании основного долга) и взыскании пени, он вправе требовать взыскания пени в точной сумме за период до подачи иска и одновременно в виде формулы за период после подачи иска и до фактического исполнения присуждаемого судом основного обязательства (п. 65 Постановления Пленума ВС РФ N 7). В этом случае окончательная калькуляция взысканной таким образом "на будущее" неустойки осуществляется банком, списывающим со счета ответчика основной долг на основании исполнительного листа, поступившего непосредственно от взыскателя, или в остальных случаях - приставами-исполнителями. Как отмечается в п. 65 Постановления Пленума ВС РФ N 7, "в случае неясности судебный пристав-исполнитель, иные лица, исполняющие судебный акт, вправе обратиться в суд за разъяснением его исполнения, в том числе по вопросу о том, какая именно сумма подлежит взысканию с должника". 1.8. В силу п. 65 Постановления Пленума ВС РФ N 7 при расчете пени в связи с просрочкой день фактического исполнения нарушенного обязательства, в частности день уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета неустойки. 1.9. В случае наличия в договоре условия о взыскании с должника в связи с нарушением им своих обязательств точной суммы, которое стороны обозначают как заранее оцененные убытки, суды должны по правилам толкования договора, предусмотренным в ст. 431 ГК РФ, квалифицировать такое условие в качестве договорной неустойки. В российском праве нет оснований для выделения заранее оцененных убытков в качестве некой самостоятельной санкции. 1.10. Судам также следует квалифицировать в качестве договорной неустойки любое условие договора, которое предусматривает на случай нарушения договора автоматическую коррекцию цены договора не в пользу нарушителя. К таким случаям, в частности, относятся условия об увеличении цены договора (в том числе процентов по займу (кредиту)) при просрочке плательщика. В п. 15 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" повышение процентов по кредиту в связи с просрочкой заемщика признано установлением в договоре меры ответственности в виде иного размера процентов по ст. 395 ГК РФ. Аналогичный подход закреплен и в п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре". Более правильным было бы считать это повышение процента по кредиту (займу) на заранее установленную величину договорной неустойкой. Впрочем, в силу того, что проценты годовые по ст. 395 ГК РФ являются по существу законной диспозитивной неустойкой, установление в договоре иного размера процентов является неустойкой договорной. Так что данное противоречие носит лишь видимый характер. Кроме того, к категории скрытых неустоек следует отнести и условие об уменьшении подлежащей уплате плательщиком цены при просрочке контрагента в исполнении встречного неденежного обязательства (в этом случае воля сторон была фактически направлена на установление пени за просрочку и автоматический зачет этих пени и основного встречного долга), условие о применении повышающего коэффициента к цене потребленной энергии при превышении установленных лимитов потребления <1>, условие о лишении покупателя, нарушившего договор, предоставленной скидки за ранее отгруженные партии, а также условие о предоставлении скидки за отгруженный товар только при условии своевременной его оплаты и т.п. Все подобные условия, как бы они ни были выражены, по своей сути увеличивают финансовые обязательства должника в связи с нарушением им договора. Тот факт, что стороны не именуют эти положения договора неустойкой, сути не меняет, так как в гражданском праве квалификация тех или иных правовых феноменов осуществляется не на основе того, как стороны назвали этот феномен в своей сделке, а на основе анализа содержания соответствующего феномена. Если налицо все квалифицирующие признаки неустойки (возложение на должника дополнительного финансового бремени в связи с нарушением обязательства), мы имеем дело с неустойкой, и использованные сторонами приемы камуфлирования значения не имеют. -------------------------------- <1> Постановление Президиума ВАС РФ от 08.12.2009 N 10313/09. 1.11. Неустойкой должно признаваться условие о присвоении пострадавшим от нарушения договора кредитором аванса (предоплаты) или его заранее определенной части в связи с таким нарушением или расторжением пострадавшей стороной нарушенного договора. Механизмом присвоения является зачет требования нарушителя договора о возврате ему аванса и подразумеваемого условия об уплате нарушителем договора штрафа. В судебной практике имеются примеры, когда суд признает это условие о присвоении аванса в случае расторжения договора по причине нарушения, допущенного плательщиком, особым способом покрытия убытков и указывает на то, что соответствующая сумма может быть правомерно присвоена только в размере, соответствующем фактическим убыткам кредитора <1>. Такой подход вполне обоснован в отношении тех случаев, когда стороны в договоре согласовали право кредитора присвоить аванс в сумме, соответствующей его убыткам. Но там, где стороны согласовали присвоение аванса в полном или ином, заранее определенном размере в качестве санкции за нарушение договора (или последствие расторжения нарушенного договора), соответствующее условие следует рассматривать именно как договорную неустойку, реализуемую посредством зачета притязания кредитора на эту неустойку, с одной стороны, и встречного притязания нарушителя о возврате аванса, с другой стороны. В случае явной несоразмерности суммы присвоенного аванса размеру убытков и иных негативных последствий нарушения должник может потребовать возврата ему части такого аванса на основании ст. 333 ГК РФ и с учетом предусмотренных в данной статье особенностей и условий ее применения. -------------------------------- <1> Постановление Президиума ВАС РФ от 06.12.2011 N 9860/11. 1.12. Иногда стороны привязывают автоматическую коррекцию цены не к факту нарушения договорного обязательства, а к формально правомерному поведению должника, но посредством такой коррекции пытаются подтолкнуть должника к тому или иному поведению. В ряде случаев результат, который достигается таким образом, практически идентичен тому, который имел бы место, если бы в договоре были закреплены обязательство и неустойка за его нарушение. Например, в договоре продажи контрольного пакета акций могут быть установлены обязанность продавца не конкурировать с компанией, акции которой он продал, в течение определенного срока и штраф в случае нарушения такой обязанности, но стороны могут пойти и по иному пути: не включать в договор обязательство не конкурировать, но предусмотреть, что в случае открытия продавцом конкурирующего бизнеса цена сделки снижается и часть цены, подлежащей уплате покупателем, погашается. Другой пример: вместо стандартного условия о неустойке за просрочку в оплате стороны могут согласовать длительный срок на оплату, предоставить плательщику право на досрочное исполнение и установить систему скидок на случай досрочного погашения долга. Оба случая чисто математически могут быть идентичны. Можно привести еще и такую иллюстрацию: в договоре вместо штрафа за поставку зерна более низкого сорта, чем предусмотрено в условиях о качестве товара, поставщику может быть предоставлено право выбора сортности поставляемого товара с разными ценами для тех или иных сортов. Во всех подобных случаях коррекция цены не привязана к факту нарушения и соответственно не соответствует одному из квалифицирующих признаков неустойки как меры ответственности, что с формальной точки зрения исключает квалификацию такого условия в качестве неустойки и применение соответствующих элементов правового режима неустойки (например, снижение судом по ст. 333 ГК РФ, освобождение от уплаты неустойки в случае отсутствия оснований для привлечения к ответственности по ст. 401 ГК РФ и т.п.). Это отчасти компенсируется тем, что факт отсутствия нарушения исключает возможность взыскания с должника убытков. Впрочем, если соответствующая коррекция цены достаточно существенна, вопрос о взыскании убытков может не быть актуальным. С одной стороны, вызывает некоторые сомнения тот факт, что столь нехитрыми приемами договорной техники стороны могут полностью исключить применение правового режима неустойки, обеспечивающего определенный баланс интересов стороны, но при этом достичь результата практически идентичного тому, который обычно достигается за счет обычного условия о неустойке. Право противится столь драматически разному отношению, по сути, к идентичным феноменам. С другой стороны, если суды начнут применять здесь доктрину притворных сделок и применять правила о неустойке, не зайдет ли право слишком далеко в ограничении свободы договора? Всегда ли можно четко определить, что стороны пытались действительно своим соглашением прикрыть свою истинную волю на установление неустойки? Эти вопросы пока в российском праве не имеют однозначного ответа. 1.13. Неустойка может быть установлена за нарушение любого договорного обязательства, а не только обязательства по осуществлению основного имущественного предоставления. В частности, неустойка может быть согласована за непредоставление банковской гарантии <1>, уклонение от заключения основного договора на основании предварительного <2>, нарушение правил безопасности дорожного движения при выполнении работ <3> и т.п. Кроме того, неустойка может быть согласована и за нарушение кредиторской обязанности осуществить приемку или совершить иные действия, необходимые для обеспечения возможности для другой стороны исполнить свои обязательства. Также судебная практика признала возможным согласование неустойки за неправильное оформление отгрузочных разнарядок <4>. Допустимо установление неустойки и за нарушение стороной своей обязанности внести предоплату или аванс, а также осуществить иную форму коммерческого кредитования <5>. -------------------------------- <1> Постановление Президиума ВАС РФ от 13.10.2011 N 5531/11. <2> Постановление Президиума ВАС РФ от 12.02.2013 N 13585/12. <3> Постановление Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 N 1488/13. <4> Постановление Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 N 4231/14. <5> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15.08.2016 N 305-ЭС16-4576. 1.14. В силу п. 67 Постановления Пленума ВС РФ N 7 "если договором установлена неустойка за неисполнение обязанностей, связанных с последствиями прекращения основного обязательства, то условие о неустойке сохраняет силу и после прекращения основного обязательства, возникшего на основании этого договора (пункт 3 статьи 329 ГК РФ)". Иначе говоря, в договоре можно договориться о неустойке, которую контрагент должен будет уплачивать в случае, если в результате расторжения договора он будет обязан вернуть то или иное имущество (например, предоплату). Такое условие "переживает" расторжение договора. 1.15. Недействительность соглашения, из которого возникло основное обязательство, по общему правилу влечет недействительность соглашений о мерах гражданско-правовой ответственности за нарушение этого обязательства, в том числе о неустойке. При этом соглашением сторон может быть предусмотрена неустойка на случай неисполнения обязанности по возврату имущества, полученного по недействительной сделке. Недействительность или незаключенность договора, в связи с которым заключено соглашение о такой неустойке, в том числе когда оно включено в договор в виде условия (оговорки), по смыслу п. 3 ст. 329 ГК РФ сами по себе не влекут недействительности или незаключенности условия о неустойке. При этом отдельное соглашение или включенное в текст договора условие о неустойке на случай неисполнения обязанности по возврату имущества, полученного по недействительной сделке, может быть признано недействительным по самостоятельному основанию (ст. ст. 168 - 179 ГК РФ). В таком случае указанное соглашение не влечет последствий, на которые оно было направлено. Эти разъяснения закреплены в п. 64 Постановления Пленума ВС РФ N 7. 1.16. В судебной практике отражен подход, согласно которому суд вправе отказать во взыскании пеней, начисленных за период просрочки в исполнении обязательства после того, как кредитор изъявил желание расторгнуть договор в связи с данной просрочкой, так как изъявление такого намерения сигнализирует об утрате кредитором интереса в получении реального исполнения, которое обеспечивается такой неустойкой. Исключение взыскания неустойки за данный период в такой ситуации происходит на основании правил ст. 10 ГК РФ, несмотря на то что формально договор расторгнут не был и в указанный период просрочка сохранялась <1>. -------------------------------- <1> Определение ВС РФ от 09.12.2014 N 305-ЭС14-3435. Обоснованность такого решения вызывает определенные сомнения. Неустойка в форме пени является не только инструментом стимулирования реального исполнения, но и механизмом возмещения убытков кредитора. Тот факт, что кредитор, не имеющий права на односторонний отказ от договора, предлагает должнику расторгнуть договор или подает иск о расторжении и выражает тем самым интерес в прекращении договора, не означает, что обязательство прекращено. Так как кредитор не может быть уверен в том, что должник согласится на расторжение или его иск о расторжении в будущем поддержит суд, кредитор вынужден исходить из действия договора и может продолжать нести убытки, вызванные просрочкой. Соответственно неустойка может покрывать его убытки такого рода. 1.17. Неустойка по денежному обязательству, выраженному в иностранной валюте, но подлежащему оплате в рублях по соответствующему курсу на момент оплаты, начисляется судом на сумму, определенную в иностранной валюте, указывается в этой валюте и взыскивается в рублях по правилам п. 2 ст. 317 ГК РФ <1>. -------------------------------- <1> Пункт 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 N 70 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации". 1.18. Неустойка в виде пени подлежит начислению за период, пока существует просроченное обязательство. Если обеспеченное должником обязательство прекращается в связи с тем, что договор расторгнут после некоторого периода, в течение которого должник находился в просрочке, кредитор после расторжения договора вправе требовать взыскания пени за период до расторжения договора (п. 66 Постановления Пленума ВС РФ N 7, п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35). Начисление таких пени возможно и после расторжения договора, если расторжение договора не прекращает ранее возникшее обязательство. В частности, пени продолжают течь до момента погашения арендатором долга по арендной плате и после того, как арендодатель правомерно расторг договор в силу того, что расторжение договора не прекращает обязательство арендатора по погашению ранее возникшего долга. В равной степени в случае уклонения арендатора от возврата предмета аренды после расторжения договора продолжают начисляться установленные в договоре пени за просрочку в возврате предмета аренды по окончании договора, так как расторжение договора не прекращает договорное обязательство арендатора по возврату предмета аренды, а лишь меняет его срок. Также при расторжении долгосрочного договора, исполняемого по частям или по периодам, неустойка будет начисляться и после расторжения договора на просроченный денежный долг, не затронутый эффектом расторжения (например, долг за отгруженную ранее партию, неоплата которой спровоцировала поставщика на расторжение договора на будущее). Кроме того, при расторжении договора кредита (займа) и досрочном истребовании суммы кредита (займа) установленные в договоре пени за просрочку в погашении кредита (займа) продолжают начисляться и после расторжения, так как досрочное истребование не прекращает обязательство заемщика, а лишь меняет срок его исполнения (п. п. 8 - 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35 "О последствиях расторжения договора", п. 66 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.19. В силу п. 68 Постановления Пленума ВС РФ N 7 "окончание срока действия договора не влечет прекращение всех обязательств по договору, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором (пункты 3, 4 статьи 425 ГК РФ)". Соответственно, если срок договора истек и обязательства, созревшие к этому моменту, в силу ст. 425 ГК РФ сохраняются, то продолжают начисляться и пени за их просрочку. Если же в силу специального указания в законе или договоре истечение срока действия договора прекращает обязательство, начисление пени также прекращается. 2. Так как неустойка является мерой ответственности, ее взыскание возможно, за исключением случаев, когда должник освобождается от ответственности по правилам ст. 401 ГК РФ. Поэтому если должник, не осуществляющий предпринимательскую деятельность, невиновен в нарушении, он не обязан платить неустойку. Лицо же, осуществляющее предпринимательскую деятельность, может быть освобождено от уплаты неустойки, если докажет наличие обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ). При этом положения п. 2 ст. 330 ГК РФ следует считать диспозитивными как минимум в отношении неустойки, подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность. Стороны могут договориться о том, что такой нарушитель договора будет обязан уплатить неустойку и в случае наличия обстоятельств непреодолимой силы. Этот вывод вытекает из того, что норма п. 3 ст. 401 ГК РФ об основаниях освобождения от ответственности лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, в силу прямого в ней указания является диспозитивной. Статья 331. Форма соглашения о неустойке Комментарий к статье 331 а) Положения данной статьи устанавливают строгую письменную форму соглашения о неустойке под страхом признания такого соглашения, не оформленного письменно, недействительным. Соответственно условие о неустойке должно быть инкорпорировано в текст договора-документа или оформлено в виде отдельного письменного соглашения и не может быть согласовано устно. По смыслу данной статьи устное соглашение о неустойке ничтожно (п. 63 Постановления Пленума ВС РФ N 7). При этом ничто не препятствует оформлению договора, содержащего условие о неустойке, или отдельного соглашения о неустойке по правилам ст. 434 ГК РФ (п. 63 Постановления Пленума ВС РФ N 7). б) В то же время, если соглашение о неустойке заключено устно, но должник уплачивал такую неустойку добровольно, последующая ссылка должника на ничтожность соглашения о неустойке в связи с несоблюдением формы может быть отвергнута судом по правилам п. 5 ст. 166 ГК РФ. Статья 332. Законная неустойка Комментарий к статье 332 1. Пункт 1 ст. 332, а равно п. 1 ст. 330 ГК РФ устанавливают возможность фиксации неустойки в законе. При этом в силу прямого указания в п. 1 ст. 330 ГК РФ речь идет о том, что неустойка может быть установлена именно законом, а не иным нормативным правовым актом. Это порождает вопрос о допустимости установления неустойки на уровне подзаконных нормативных актов (например, постановлений Правительства РФ). В историческом плане указание лишь на закон в ст. 332 ГК РФ имело целью противостоять распространенной в советскую эпоху практике фиксации неустоек в подзаконных актах. В то же время в современных условиях, видимо, нет большой необходимости толковать это положение закона от обратного и выводить из него принципиальную недопустимость установления неустойки на уровне подзаконных нормативных актов. Раз такая возможность прямо в ГК не исключена, и органы исполнительной власти имеют право регулировать любые вопросы договорных отношений, если это не вступает в противоречие с положениями ГК РФ или иных законов (п. 5 ст. 3 ГК РФ), видимо, следует признать допустимость установления подзаконной неустойки. Нет оснований в этом аспекте ограничивать правотворческий потенциал органов исполнительной власти, действующих в рамках компетенции, делегированной им законодательством. В судебной практике отражена позиция, согласно которой установление неустойки посредством издания подзаконного нормативного акта по общему правилу не допускается <1>, но при этом возможно в случаях, когда соответствующий орган (Правительство РФ) при издании нормативного акта реализовывал полномочия по регулированию соответствующей сферы правоотношений, закрепленных за ним законом <2>. -------------------------------- <1> Решение Верховного Суда РФ от 30.06.1999 N ГКПИ99-491. <2> Решение Верховного Суда РФ от 17.11.2009 N ГКПИ09-1381. К таким подзаконным неустойкам подлежат по аналогии применению правила настоящей статьи о неустойках законных. 2. Пункт 2 ст. 332 ГК РФ допускает право сторон своим соглашением увеличить размер неустойки, установленной в законе, если иное не предусмотрено соответствующим законом. Это проявление свободы договора признается и в судебной практике <1>. При этом некоторые специальные законы могут блокировать право сторон увеличить размер законной неустойки. В случае с неустойкой, установленной в законе на случай нарушения потребителем потребительского договора, это со всей очевидностью следует из п. 1 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей". Кроме того, представляется, что в ряде случаев это блокирование права сторон повысить размер законной неустойки может вытекать не только из прямого указания в законе, но и из смысла соответствующей законодательной нормы и ее целей. Так, в частности, неустойки, установленные законом на случай нарушения договора явно слабой стороной договора, вряд ли могут быть повышены договором, даже если договор формально и не является потребительским. Например, в п. 61 Постановления Пленума ВС РФ N 7 указано на недопустимость повышения сторонами законной неустойки, установленной в п. 14 ст. 155 ЖК РФ для случаев несвоевременного внесения жильцами платы за жилые помещения и коммунальные услуги, несмотря на то, что в самой этой норме никакого прямого указания на невозможность повышения такой неустойки нет. -------------------------------- <1> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 31.03.2016 N 306-ЭС15-15659. 2.1. Из толкования данной нормы о праве сторон повысить уровень законной неустойки от обратного в российском праве традиционно выводится тезис о том, что у сторон нет права уменьшить размер такой неустойки. Это подтверждается и в п. 61 Постановления Пленума ВС РФ N 7. При этом, безусловно, закон, устанавливающий соответствующую законную неустойку, может прямо оговорить право сторон снизить размер законной неустойки. Статья 333. Уменьшение неустойки Комментарий к статье 333 1. Данная статья позволяет суду снижать неустойку в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения. Это правило характерно для многих европейских правопорядков и отражено в международных актах унификации частного права (п. 2 ст. III.-3:712 Модельных правил европейского частного права, ст. 7.4.13 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА). 1.1. Исходя из толкования п. 1 ст. 333 ГК РФ суд вправе уменьшить неустойку по собственной инициативе (ex officio), если должником, обязанным ее уплатить, является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность. В ситуации, когда таким должником является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, снижение неустойки возможно только по заявлению такого лица. ВС РФ уточнил смысл этих норм, указав, что правило о снижении неустойки исключительно на основе заявления должника распространяется и на те случаи, когда должником является некоммерческая организация, если нарушенное ею обязательство было связано с осуществлением такой организацией приносящей доход деятельности (п. 71 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.2. Согласно п. 71 Постановления Пленума ВС РФ N 7 в тех случаях, когда в силу ст. 333 ГК РФ допускается снижение неустойки по инициативе суда, последний должен вынести вопрос о соразмерности неустойки на обсуждение сторон (ст. 56 ГПК РФ; ст. 65 АПК РФ). При этом из смысла данного института вынесения на обсуждение следует, что суд не связан той позицией, которую может занять по данному вопросу должник. Даже если должник при обсуждении вопроса о соразмерности неустойки не выразит поддержку идее о несоразмерности неустойки (например, из-за своей неявки в суд), это не препятствует суду снизить неустойку, если из материалов дела ему становится очевидно, что неустойка явно несоразмерна. 1.3. Заявление о применении ст. 333 ГК РФ должно быть подано только в период рассмотрения дела в первой инстанции или судом апелляционной инстанции в случае, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (п. 72 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Если уменьшение неустойки допускается по инициативе суда, то вопрос о таком уменьшении может быть также поставлен на обсуждение сторон судом апелляционной инстанции независимо от перехода им к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (п. 72 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Основаниями для отмены в кассационном порядке судебного акта в части, касающейся уменьшения неустойки по правилам ст. 333 ГК РФ, могут являться нарушение или неправильное применение норм материального права, к которым, в частности, относятся нарушение требований п. 6 ст. 395 ГК РФ, когда сумма неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства снижена ниже предела, установленного п. 1 ст. 395 ГК РФ, или уменьшение неустойки при отсутствии заявления в случаях, установленных п. 1 ст. 333 ГК РФ (п. 72 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.4. Заявление ответчика о применении ст. 333 ГК РФ не может расцениваться как согласие ответчика с наличием долга перед истцом либо факта нарушения обязательства (п. 71 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Соответственно, ответчик может использовать ссылку на ст. 333 ГК РФ в качестве элемента "альтернативной аргументации", оспаривая, например, сам факт нарушения договора, но оговаривая при этом, что, если суд с ним не согласится в этом вопросе, неустойка в любом случае является несоразмерной. 1.5. Норма комментируемого пункта о том, что неустойка, подлежащая уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, может быть снижена только по его заявлению, должна применяться и тогда, когда такое лицо, не являясь ни коммерческой организацией, ни индивидуальным предпринимателем, выступает стороной договора, который носит сугубо предпринимательский характер по своей сути. Речь идет прежде всего о договорах, заключаемых физическими лицами, являющимися собственниками того или иного бизнеса (акционерами АО или участниками ООО), в связи с реализацией или отчуждением своих корпоративных прав, а также физическими лицами, приобретающими корпоративный контроль. Если, например, бизнесмен заключает соглашение участников ООО со своими партнерами, то, хотя он как сторона и не обладает формальным статусом лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, тем не менее речь идет о сделке, носящей сугубо коммерческий характер. Соответственно, патернализм, проявляемый законодателем в виде предоставления суду права снизить согласованную таким бизнесменом неустойку без его заявления, в подобных случаях абсолютно неоправдан. В то же время здесь следует учитывать весь комплекс обстоятельств. В конкретных случаях договор, хотя и направлен на распоряжение акциями или долей в ООО, может не носить предпринимательский характер для соответствующей стороны (например, при отчуждении наследником полученной им по наследству доли в ООО сразу после вступления в наследство). 1.6. Основанием для снижения неустойки является явное несоответствие ее размера последствиям нарушения договора. К последствиям нарушения договора относятся прежде всего убытки, возникающие у кредитора в связи с нарушением, и иные неблагоприятные последствия нарушения. В судебной практике отражены два подхода к решению вопроса об обстоятельствах, подлежащих учету при применении ст. 333 ГК РФ. Согласно первому из них ничто, кроме самих последствий нарушения, значения при определении соразмерности неустойки не имеет. В частности, не имеют правового значения доводы должника о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения; о неисполнении обязательств контрагентами должника как причине нарушения; о наличии задолженности перед другими кредиторами; о наложении ареста на денежные средства или иное имущество; о непоступлении денежных средств из бюджета; о добровольном погашении долга полностью или в части на день рассмотрения спора; о выполнении должником социально значимых функций; о наличии у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, процентов по договору займа); о том, что выплата неустойки в полном размере может повлечь неблагоприятные последствия для третьих лиц, не являющихся стороной данных правоотношений, и т.п. <1>. -------------------------------- <1> Обзор судебной практики ВС РФ за третий квартал 2012 г. (утв. Президиумом ВС РФ 26.12.2012), п. 73 Постановления Пленума ВС РФ N 7; Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 N 11680/10. Вместе с тем в практике высших судов ранее встречались и менее строгие указания. Так, согласно п. 42 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" при оценке соразмерности неустойки судом могут приниматься во внимание, в частности, обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.). Это разъяснение теперь отменено в связи с изданием Постановления Пленума ВС РФ N 7, но в свое время оно внесло значительную сумятицу в практику применения ст. 333 ГК РФ, открыв перед судами широкий простор для учета практически любых обстоятельств. В практике также долгое время было распространено снижение неустойки по причине превышения неустойкой суммы основной задолженности <1>. -------------------------------- <1> Постановления Президиума ВАС РФ от 24.06.1997 N 250/97; от 08.07.1997 N 1387/97; от 23.09.1997 N 402/97; от 03.02.1998 N 2423/96 и др. В то же время достаточно вольный подход к оценке соразмерности встречается и в более поздней практике высших судов. Так, согласно же Постановлению Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 N 12945/13 в качестве обоснования явной несоразмерности неустойки можно приводить в том числе доводы о чрезмерности санкций по сравнению с законной либо обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой. Кроме того, согласно п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств <1>, суд, решая вопрос об уменьшении размера подлежащей взысканию неустойки, должен принимать во внимание конкретные обстоятельства дела, в частности соотношение сумм неустойки и основного долга; длительность неисполнения обязательства; соотношение процентной ставки с размерами ставки рефинансирования; недобросовестность действий кредитора, связанных с принятием мер по взысканию задолженности; имущественное положение должника; непринятие банком своевременных мер по взысканию кредитной задолженности; наличие на иждивении ответчика неработающей супруги и малолетнего ребенка. Наконец, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 N 5467/14 достаточным основанием для применения ст. 333 ГК РФ было признано то, что в договоре пеня за просрочку в выполнении работ была установлена в виде определенного процента от цены всего договора, а не просроченного этапа выполнения работ. -------------------------------- <1> Утвержден Президиумом ВС РФ 22.05.2013. Более правильным является первый, более строгий и соответствующий букве ст. 333 ГК РФ подход. При оценке несоразмерности неустойки необходимо сопоставлять неустойку и убытки кредитора. Иные обстоятельства выступать в качестве достаточного основания для снижения неустойки по ст. 333 ГК РФ сами по себе не могут. В частности, неустойка в конкретных обстоятельствах может быть вполне соразмерной убыткам, даже если она выше размера долга. Привязка же пени к цене всего договора сама по себе ничего не говорит о соразмерности начисленной таким образом неустойки последствиям нарушения. В равной степени тот факт, что неустойка установлена договором на уровне, который значительно выше того, который обычно встречается в соглашениях такого рода, сам по себе не является достаточным основанием для снижения неустойки, так как в конкретной ситуации убытки кредитора могут быть вполне соразмерны такой необычно высокой неустойке. В то же время некоторые из указанных доводов (например, соотношение неустойки и размера долга, нестандартно высокий характер неустойки по сравнению с обычной договорной практикой и т.п.) могут приводиться должником в качестве аргументов в пользу несоразмерности неустойки и лечь в основу решения о снижении неустойки, но только если кредитор не приведет контраргументы о соразмерности такой неустойки реальным или обычно возникающим в такого рода случаях убыткам (см. комментарий 1.7 далее). 1.7. При этом тот факт, что должник нарушил договор умышленно и недобросовестно, имея все возможности исполнить обязательство, но цинично проигнорировав свои обязательства, может являться аргументом в пользу отказа суда от применения ст. 333 ГК РФ на основании п. 4 ст. 1 ГК РФ (никто не вправе извлекать выгоду из своего неправомерного и недобросовестного поведения). Этот подход пока в практике высших судов не отражен, но является разумным и справедливым. 1.8. Бремя доказывания несоразмерности неустойки лежит на должнике <1>. При этом, так как должник, как правило, не владеет информацией о размере реальных убытков кредитора, бремя доказывания считается реализованным, если должник представит доказательства или аргументы в пользу того, что размер неустойки явно выше суммы убытков, которые обычно возникают в такого рода ситуациях и могли быть предвидимы. В судебной практике имеются примеры, когда суд снижает неустойку при абсолютной очевидности того, что нарушение договора не могло повлечь сколько-нибудь значительных убытков <2>. -------------------------------- <1> См.: Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 24.02.2015 N 5-КГ14-131, от 29.10.2013 N 8-КГ13-12, п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013); п. 73 Постановления Пленума ВС РФ N 7. <2> Постановление Президиума ВАС от 01.07.2014 N 4231/14. Если должник привел такие доказательства и аргументы, бремя их опровержения переносится на кредитора. При этом кредитор с целью подтверждения соразмерности неустойки может как доказывать свои фактические убытки, так и опровергать доводы должника об обычно возникающих в случае таких нарушений убытках. Как указывается в п. 74 Постановления Пленума ВС РФ N 7, "возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков (пункт 1 статьи 330 ГК РФ), но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, например, указать на изменение средних показателей по рынку (процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.)". 1.9. При отсутствии оснований для привлечения должника к ответственности за нарушение обязательства суд отказывает в иске о взыскании неустойки на основании ст. 401 ГК РФ (п. 2 ст. 330 ГК РФ). Статья 333 ГК РФ применению в таких случаях не подлежит <1>. -------------------------------- <1> Пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 "О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 81). 1.10. Безакцептное списание кредитором неустойки со счета должника, а равно зачет суммы неустойки в счет суммы основного долга и (или) процентов не лишают должника права ставить вопрос о применении положений ст. 333 ГК РФ, например, путем предъявления самостоятельного требования о возврате излишне списанной суммы на основании правил о неосновательном обогащении (п. 79 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.11. Если подлежащая уплате неустойка перечислена должником добровольно, он не вправе требовать уменьшения ее суммы по ст. 333 ГК РФ, так как это противоречило бы принципу эстоппель и запрету на недобросовестное противоречивое поведение, вытекающим из положений п. 3 ст. 1 и п. 1 ст. 10 ГК РФ. Исключением является ситуация, когда перечисление неустойки не было фактически добровольным, в частности совершено под влиянием кредитора, злоупотребляющего своим доминирующим положением (п. 79 Постановления Пленума ВС РФ N 7). В такой ситуации должник, уплативший неустойку, может требовать ее возврата в соответствующей части по правилам о неосновательном обогащении. 1.12. Если кредитором заявлены требования о взыскании неустойки, установленной в договоре в виде штрафа за сам факт попадания в просрочку и одновременно пеней за каждый день такой просрочки, а должник просит уменьшить состоящую из этих двух элементов неустойку на основании ст. 333 ГК РФ, суд рассматривает вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств исходя из общей суммы штрафа и пеней (п. 80 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.13. При оценке судом соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать то, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (п. п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ). В связи с этим доказательствами обоснованности размера неустойки могут служить, в частности, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемых кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, либо платы по краткосрочным кредитам, выдаваемым физическим лицам, в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период. Эти разумные разъяснения закреплены в п. 75 Постановления Пленума ВС РФ N 7. При введении этих разъяснений ВС РФ, видимо, вполне осознанно не отменил положения п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 81. Согласно данному пункту при отсутствии в деле доказательств о средних ставках по кредитам суду следует считать нижним порогом снижения пени, установленной за просрочку денежного обязательства, двукратную величину ставки рефинансирования Банка России. Снижение неустойки ниже таким образом определенного порога снижения возможно только в исключительных случаях и не ниже однократного значения ставки рефинансирования. Системное толкование Постановления Пленума ВС РФ N 7 и этих разъяснений ВАС РФ от 2011 г. приводит к выводу, что как минимум для сугубо коммерческих споров и иных споров, рассматриваемых в системе арбитражных судов, нижним порогом снижения неустойки (за вычетом каких-то исключительных случаев) при отсутствии доказательств средних размеров ставок по кредитам будет являться двойная ставка рефинансирования ЦБ (с 2016 г. ключевая ставка ЦБ). 1.14. При этом ВС РФ закрепил четкое разъяснение, согласно которому снижение пени, установленной в договоре за просрочку в исполнении денежного обязательства, ниже ставки, определяемой по правилам п. 1 ст. 395 ГК РФ (с 1 августа 2016 года - ключевая ставка ЦБ РФ), в принципе не допускается (абз. 3 п. 72 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Ранее ВС РФ давал похожие разъяснения о недопустимости снижения пени ниже ставки рефинансирования <1>. -------------------------------- <1> См.: п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013). В то же время этот нижний предел не применяется к неустойкам, установленным за нарушение неденежного обязательства (п. 76 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 1.15. При взыскании судом пени на будущее, т.е. до фактического исполнения присужденного судом основного обязательства, снижение неустойки по ст. 333 ГК РФ осуществляется посредством снижения размера ставки такой неустойки. 1.16. Статья 333 ГК РФ подлежит применению в том числе и к законной неустойке (п. 78 Постановления Пленума ВС N 7). 1.17. Статья 333 ГК РФ подлежит применению по аналогии закона и к задатку. При взыскании двойной суммы задатка со стороны, ответственной за неисполнение договора, суд вправе по заявлению ответчика уменьшить половину указанной суммы в соответствии с положениями ст. 333 ГК РФ. Сторона, давшая задаток, также вправе ставить вопрос о применении в отношении суммы задатка, оставшегося у другой стороны, положений ст. 333 ГК РФ, в том числе путем предъявления самостоятельного требования о возврате излишне удерживаемого на основании правил о неосновательном обогащении (п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ N 81). 1.18. Статья 333 ГК РФ является императивной. Положения договора, ограничивающие право суда снизить неустойку, являются незаконными (п. 69 Постановления Пленума ВС РФ N 7). В равной степени не препятствует суду снизить неустойку и установление в договоре нижнего предела неустойки (п. 70 Постановления Пленума ВС РФ N 7). Иначе говоря, стороны не могут ни заблокировать, ни так или иначе ограничить право суда снизить неустойку. 2. Пункт 2 ст. 333 ГК РФ устанавливает важное правило, согласно которому договорная неустойка, подлежащая взысканию с лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, может быть снижена только в исключительных случаях, если доказано, что взыскание такой неустойки будет влечь получение кредитором необоснованной выгоды. Тем самым законодатель хочет подчеркнуть, что суды должны дифференцировать патернализм и применять его в целях защиты интересов коммерсанта намного осторожнее и сдержаннее, чем в случаях взыскания договорной неустойки с лица, не осуществляющего предпринимательскую деятельность. Ключевое значение здесь имеет не фактор необоснованной выгоды (он, по сути, повторяет фактор несоразмерности, выражая его иными словами), а указание на исключительность снижения неустойки. Суд вправе снизить подобную неустойку, на уплату которой в случае своего нарушения при заключении договора добровольно согласился предприниматель, только при наличии крайне весомых дополнительных резонов. Это положение вытекает из конституционного статуса общего принципа свободы договора, а также из того, что предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск и должна быть защищена от активного вовлечения судов в оценку условий заключаемых коммерсантами договоров. Активное вмешательство судов в сферу автономии воли сторон сугубо коммерческого договора неоправданно и неконституционно. В конечном счете договорная неустойка есть просто одно из финансовых условий договора (такое же, как цена, скидки, комиссии и т.п.). Исключительность ситуации, позволяющая суду все же снижать договорную неустойку, подлежащую взысканию с лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, налицо, в частности, тогда, когда (а) явно несоразмерная неустойка была навязана слабой стороне договора (например, в ситуации ограниченной конкуренции, естественной или иной монополии) либо когда (б) размер неустойки вопиюще велик и выше всех разумных пределов настолько, что есть основания предполагать, что разумные предприниматели никогда бы не согласовали такой размер неустойки при отсутствии пороков воли и в условиях относительно равных переговорных позиций. Эти обстоятельства подлежат доказыванию должником. При этом суд, снижающий договорную неустойку в такой ситуации, обязан обосновать в решении, в чем состоит исключительность данного случая. Суд не может просто констатировать исключительность ситуации и снизить неустойку по правилам ст. 333 ГК РФ, не приводя конкретные обстоятельства дела, которые очевидно свидетельствуют об исключительности ситуации. Отсутствие такого обоснования является основанием для отмены принятого решения. 2.1. В силу п. 77 Постановления Пленума ВС РФ N 7 тот же ограничительный подход к снижению договорных неустоек применим к тем случаям, когда должником является некоммерческая организация, нарушившая договор, связанный с осуществлением ею приносящей доход деятельности. 2.2. Критерий исключительности должен применяться и тогда, когда должником является физическое лицо, но нарушенный договор по своей сути носит сугубо предпринимательский характер (см. комментарий 1.5 к настоящей статье). 2.3. Следует обратить внимание на то, что применительно к ситуации, когда речь идет о законной неустойке, подлежащей уплате коммерсантом, фактор исключительности законодателем не упомянут. Это вполне логично, так как такая неустойка не подкреплена принципом свободы договора. В то же время фактор исключительности вполне оправданно постулируется в отношении неустойки, установленной в потребительском законодательстве и подлежащей уплате в пользу потребителя <1>. В данном случае этот фактор подкрепляется соображениями о необходимости дополнительного стимулирования коммерсантов к соблюдению прав потребителя. -------------------------------- <1> Пункт 34 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей". 3. Согласно п. 3 ст. 333 ГК РФ положения данной статьи не затрагивают право должника требовать снижения размера неустойки по правилам ст. 404 ГК РФ (вина кредитора), а также право кредитора требовать возмещения убытков в соответствии с правилами ст. 394 ГК РФ. 3.1. Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон либо кредитор умышленно или по неосторожности способствовал увеличению суммы неустойки, размер ответственности должника может быть уменьшен судом в соответствии с положениями ст. 404 ГК РФ, а не по правилам ст. 333 ГК РФ (п. 81 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 3.2. В судебной практике ранее встречалась абсолютно неверная позиция, согласно которой неустойка в виде пени может быть снижена на основании совместного применения ст. 333 и ст. 404 ГК РФ в связи с тем, что кредитор долгое время не предъявлял должнику иск об исполнении обязательства и тем самым якобы сам способствовал возрастанию пени до соответствующего размера <1>. С таким подходом ни в коей мере согласиться нельзя. Момент предъявления кредитором иска о взыскании долга никак не связан с последствиями нарушения обязательства и не может учитываться при применении ст. 333 ГК РФ. Также нет оснований для применения и ст. 404 ГК РФ: кредитор не может страдать от того, что он рассчитывал на добровольное погашение долга и шел на встречу должнику, воздерживаясь некоторое время от подачи иска в суд. В течение всего срока до момента подачи кредитором иска ничто не мешает должнику погасить долг в добровольном порядке. Соответственно, подача кредитором иска о взыскании долга (принуждении к исполнению иного нарушенного обязательства) в любой момент в пределах срока давности никак сама по себе не может влиять на объем ответственности ни по ст. 333, ни по ст. 404 ГК РФ в отношении неустойки, начисленной за период просрочки. В связи с этим уместным выглядит следующее разъяснение, содержащееся в п. 81 Постановления Пленума ВС РФ N 7: "Непредъявление кредитором в течение длительного времени после наступления срока исполнения о ичению размера неустойки". -------------------------------- <1> См.: п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013). 3.3. В отношении права кредитора требовать возмещения убытков наряду со взысканием неустойки следует руководствоваться ст. 394 ГК РФ. Данная статья устанавливает по общему правилу зачетное соотношение убытков и неустойки, но допускает свободу сторон или право законодателя устанавливать иное соотношение убытков или неустойки: взыскание убытков в полной сумме поверх неустойки (штрафная неустойка), взыскание убытков или неустойки по выбору кредитора (альтернативная неустойка) или взыскание лишь неустойки без права требовать возмещения убытков за данное нарушение (исключительная неустойка).